Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Не комментировать, это текст для разбора.

Наши ПОБЕДЫ!
В 1572 году произошла величайшая битва, определившая будущее евроазиатского континента и всей планеты на много веков вперед. В том сражении, унесшем более ста тысяч жизней, решалась не только судьба Руси — речь шла о судьбе всей Европы
По мнению Европы, эта победа была одержана «неправильным» правителем, Иваном Грозным, «неправильной» армией и «неправильным» народом.
… В 1572 году Девлет Гирей собирает невиданную по тем временам военную силу — 120.000 человек, в числе которых 80 тысяч крымчан и ногайцев, а также 7 тысяч лучших турецких янычар с десятками артиллерийских стволов — по сути, спецназ, элитные войска, имеющие богатый опыт ведения войн и захвата крепостей.
Заранее пошла «делёжка шкуры неубитого медведя»:
в пока еще русские города назначались мурзы, в еще не покоренные русские княжества — наместники, заранее делилась русская земля, а турецкие купцы получали разрешение на беспошлинную торговлю.
Огромная армия должна была войти в русские пределы и остаться там навсегда.
Впрочем, так оно и случилось…
6 июля 1572 года крымский хан Девлет Гирей довёл османскую армию до Оки, где наткнулся на двадцатитысячное войско под командованием князя Михаила Воротынского.
Девлет Гирей, не стал вступать в бой с русскими, а повернул вверх вдоль реки. Возле Сенькина брода он разогнал отряд из двухсот бояр и, переправившись через реку, двинулся по Серпуховской дороге на Москву.
Решающая битва.
Опричник Дмитрий Хворостинин, возглавлявший пятитысячный отряд из казаков и "детей боярских" (служивых людей), крался по пятам турок и 30 июля 1572 года получил разрешение атаковать врага.
Ринувшись вперёд, он насмерть втоптал в дорожную пыль турецкий арьергард и у реки Пахры врезался в основные силы. Опешившие от подобной наглости турки развернулись и бросились на малочисленный отряд русских всеми своими силами. Русские "кинулись наутёк", а враги, устремившись за ними, преследовали опричников до самой деревни Молоди...
И тут захватчиков поджидал неожиданный сюрприз: "обманутая" на Оке русская армия стояла уже здесь. И не просто стояла, а успела соорудить гуляй-город — передвижное укрепление из толстых деревянных щитов. Из щелей между щитами по степной коннице ударили пушки, из прорубленных в бревенчатых стенках бойниц громыхнули пищали, а поверх укрепления хлынул ливень стрел.
Дружный залп смел передовые турецкие отряды, словно рука, смахнувшая с шахматной доски пешки...
Турки смешались, а Хворостинин, развернув своих казаков, снова ринулся в атаку... Османы волна за волной шли на штурм неведомо откуда взявшейся крепости, но их конные тысячи одна за другой попадали в жестокую мясорубку и обильно заливали русскую землю своею кровью... В тот день только опустившаяся тьма остановила бесконечное смертоубийство...
Утром хану и его османской армии открылась истина во всей ее ужасающей неприглядности: захватчики поняли, что угодили в ловушку — впереди по Серпуховской дороге стояли прочные стены Москвы, а пути отхода в степь перекрывали закованные в железо опричники и стрельцы. Теперь для незваных гостей речь шла уже не о покорении Московской Руси, а о том, чтобы выбраться назад живыми...
Турки пребывали в бешенстве: они привыкли не драться с русскими, а гнать их в рабство. Османским мурзам, собравшимся править новыми землями, а не умирать на них, тоже было не до смеха. К третьему дню, когда стало ясно, что русские скорее умрут на месте, чем позволят незваным гостям убраться восвояси, Девлет Гирей приказал своим воинам спешиться и атаковать русских вместе с янычарами.
Они прекрасно понимали, что на сей раз они идут не грабить, а спасают свою шкуру, и дрались как бешеные собаки. Доходило до того, что крымчане пытались разломать ненавистные щиты руками, а янычары грызли их зубами и рубили ятаганами. Но русские не собирались выпускать извечных грабителей на волю, чтобы дать им возможность отдышаться и вернуться снова. Кровь лилась весь день, но к вечеру гуляй-город продолжал всё также стоять на своем месте.
Ранним утром 3 августа 1572 года, когда османская армия пошла в решающую атаку, в спину им совершенно неожиданно ударил полк Воротынского и опричники Хворостинина, и одновременно с этим из гуляй-города на штурмовавших османов обрушился мощный залп из всех орудий. И то, что начиналось как битва, мгновенно превратилось в избиение...
Итог.
На поле у деревни Молоди были порублены без остатка все семь тысяч турецких янычар.
Под русскими саблями у деревни Молоди полегли не только сын, внук и зять самого Девлет-Гирея — там турецкий на тот момент Крым потерял практически всё боеспособное мужское население поголовно. От этого поражения он так и не смог оправиться, что предопределило его будущее вхождение в Российскую империю.
Не смотря на почти четырёхкратное превосходство в живой силе, от 120-тысячного войска хана не осталось почти ничего – в Крым вернулись всего 10 тысяч человек. 110 тысяч крымско-турецких захватчиков нашли свою смерть в Молодях.
Такой грандиозной военной катастрофы история того времени не знала. Лучшая армия в мире попросту перестала существовать...
Резюме.
В 1572 году спасена была не только Россия. В Молодях была спасена вся Европа – после такого разгрома о турецком завоевании континента речи быть уже не могло.
Битва при Молодях — не только грандиозная веха Русской истории. Это – одно из величайших событий Европейской и Мировой истории.
Возможно, именно поэтому она была так тщательно «забыта» европейцами, которым важно показать, что это именно они разгромили турок, этих «сотрясателей Вселенной», а не какие-то там русские...
Иван Грозный? Что-то помним, «тиран и деспот, кажется.
К «полному бреду» можно отнести «Записки о России» англичанина Джерома Горсея, в которых утверждается, что зимой 1570 года опричники перебили в Новгороде 700.000 (семьсот тысяч) жителей.
Как такое могло случиться, при общем населении этого города в тридцать тысяч, объяснить никто так и не смог...
При всём старании, на совесть Ивана Грозного за все его пятьдесят лет правления можно отнести не больше 4.000 погибших.
Наверное, это немало, даже если учитывать, что большинство честно заработало себе казнь изменами, разбоем, грабежом и клятвопреступлениями... (увы, везде и всегда есть свои «выродки» = «вырожденцы»).
Однако в те же самые годы в соседней Европе в Париже ТОЛЬКО за ОДНУ ночь(!!!) вырезали больше 3.000 гугенотов, а в остальной стране — более 30.000 за две недели.
В Англии по приказу Генриха VIII было повешено 72.000 людей, виновных только в том, что они нищие. В Нидерландах во время революции счет трупам перевалил за 100.000...
Список можно продолжать.
Русы, исконные жители Руси-России, помните свою Историю, ибо народ, забывший прошлое – не имеет своего будущего!

Сегодня годовщины сразу трех важных для русской нации событий (S&P)

 Во-первых, сегодня 100 лет со дня рождения убежденного русского националиста, великого русского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе Александра Исаевича Солженицына. Как и всякий приличный русский человек, Александр Исаевич даже через 100 лет после своего рождения вызывает звериную черную ненависть как со стороны азиатских советских «патриотов» («Писал плохое про родные ГУЛАГи! Говорил чудовищные вещи про папу всех советских патриотов Джугашвили! Отстаивал местное самоуправление и демократию!»), так и со стороны азиатских советских «либералов» («Русский националист! Считал, что Россия должна быть для русских и никак иначе! Не уважал независимость Великой Украинской Империи!»).

Змеиное шипение по поводу юбилея Александра Исаевича показывает, что его идеи до сих пор сохраняют релевантность (и элегантность), а значит вам, уважаемые русские националисты, будет не лишним ознакомиться с трудами одного из идейных отцов-основателей русского национального движения.

«Как нам обустроить Россию? (программная статья Солженицына, 1990 год)» - https://sputnikipogrom.com/politics/7130/rebuilding-r..
«Его борьба: литературный критик Лев Пирогов о Солженицыне и скандалах вокруг него» (раньше это был премиум-текст, теперь материал открыт для всех желающих) - https://sputnikipogrom.com/culture/22646/solzhenitsyn/

Кроме того, сегодня исполняется 24 года с начала Первой Чеченской Войны, главным результатом которой стало сохранение Чечни в составе РФ. Русские солдаты и офицеры совершили в Первую Чеченскую множество подвигов, даже в проигранных битвах (вроде гибели Майкопской бригады) русские войска своими несгибаемыми стойкостью и мужеством многократно покрыли себя славой – и всё, как оказалось, ради череды предательств, по результатам которых мы получили небесное удовольствие быть соотечественниками академика, патриота и героя всего и сразу Рамзана Ахматовича Кадырова. Несмотря на то, что уважаемые в рот россиянские политики (включая Бориса Николаевича и назначенного им Владимира Владимировича) превратили пролитую кровь русских героев в деньги и грязь, мы, честные русские люди, не должны забывать стойкость, мужество и бесстрашие наших солдат и офицеров. Сегодня, в 24 годовщину ввода войск в Чечню, лучший способ почтить память наших солдат и офицеров – это прочесть титанический цикл текстов военного историка Евгения Норина, посвященных Первой Чеченской.

Как и материал Пирогова, тексты Норина раньше стояли в премиуме, но теперь доступны всем, пользуйтесь и читайте их сами, пересылайте друзьям, показывайте родственникам и коллегам - https://sputnikipogrom.com/first-chechen-war/

Наконец, сегодня ровно 8 лет со дня русского бунта на Манежной площади (каковой бунт уважаемый академик, патриот и герой всего и сразу Рамзан Ахматович призывал расстреливать из танков, натурально – видео легко гуглится на ютубе). В очередную годовщину Манежки нечего добавить к тексту, написанному в 2010 году. Как говорит Олег Кашин: «Новые колонки пишут те, у кого старые – плохие» https://sputnikipogrom.com/politics/14301/the-spring-..

Наконец, за последние дни случилось множество требующих обсуждения событий (включая, постарайтесь не орать, как услышите, выдачу Бабченко «Человека года» по версии Time – да, я тоже сначала не поверил, потом залез на сайт Time и начал орать), каковые события мы и обсудим завтра, в среду, на новостном стриме в 21 час по Москве. Подпишитесь на наш ютуб-канал, чтобы ни в коем случае не пропустить новостной стрим - https://www.youtube.com/sputnikipogrom


Забытые герои Великой войны: Александр Чижевский

Что вы знаете о Чижевском? Абсолютное большинство наших современников на этот вопрос в лучшем случае ответят нечто маловразумительное о «люстре». Русский Леонардо, энциклопедист, учёный, изобретатель, поэт и художник, как и многие русские гении и герои практически неизвестен самим русским.

Его прадед Никита Васильевич Чижевский участвовал в походах Суворова и Кутузова. Двоюродным дедом ему доводился прославленный адмирал Павел Степанович Нахимов. Его дядя по матери, генерал П.А. Дельсаль, доблестно сражался на фронтах Великой войны. Его отец, Леонид Васильевич, блестящий офицер артиллерист, дослужился до звания генерал-майора, а ещё в чине поручика изобрёл командирский артиллерийский угломер для стрельбы по невидимой цели. К изобретениям Чижевского-старшего относится также прибор для разрушения проволочных заграждений.

Мать Александра Чижевского скончался от чахотки через год после его рождения. Отец не женился вновь, посвятив себя службе и воспитанию сына. В последнем Леониду Васильевичу помогали мать и незамужняя сестра, заменившая Александру безвременно утраченную родительницу.

Мальчик рос чрезвычайно любознательным и разносторонне одарённым. Он знал несколько языков, в 7 лет брал уроки живописи в Парижской академии художеств у ученика знаменитого импрессиониста Э. Дега — Гюстава Нодье. В 1913 г. Чижевский-старший был переведён в Калугу. Здесь произошла судьбоносная для 16-летниго юноши встреча с К.Э. Циолковским. 40-летняя разница в возрасте не помешала их дружбе, которая продлилась более 20 лет и оказала колоссальное влияние на мировоззрение Чижевского.

Когда грянула война, Александр ещё учился в реальном училище. Через год он поступил в Московский Коммерческий институт и стал вольнослушателем института Археологического. Однако, сердце юноши рвалось на фронт, где уже доблестно сражались его отец и дядя. Александр хотел по примеру своего одноклассника Танского вступить добровольцем в ряды армии и защищать Отечество. Леонид Васильевич, однако, не поддерживал стремления единственного сына. «Дорогой Шура! – писал он ему. - Если ты вздумаешь ко мне приехать, то причинишь мне большое горе. Дело в том, что здесь не место зеленой молодежи и никаких геройских подвигов она проявить не может. При слабом здоровье и слабых нервах себя можно только погубить, а других поставить в тяжелое положение бросить свое дело и заниматься уходом за больным. Танского отправляют на днях. Его геройство выразилось разве в том, что он явился нахлебником у офицеров 3 батареи. Итак, Шура, учись примерно, а когда будет война и ты будешь взрослым, тогда решишь сам вопрос, а пока этой глупости не делай, в герои не попадешь, а причинишь горе мне и маме…»

Тем не менее, едва достигнув 18-летнего возраста, Чижевский оставил учёбу и вступил вольноопределяющимся в 3-ю артиллерийскую бригаду. Стояло лето 1916 г. Его отец отличился в знаменитом Луцком (Брусиловском) прорыве. Под его началом и оказался юный герой, добравшись до фронта.

8 августа Александр принял боевое крещение, стоя у зарядных ящиков и передавая гранаты. Но Леонид Васильевич постарался убрать сына с опасной позиции и отправил его с пакетом в штаб корпуса.

В дальнейшем Чижевский успешно исполнял обязанности разведчика, наблюдателя и связного.

17-19 сентября 1916 г, находясь разведчиком на «высотах» под сильным неприятельским огнем, Александр по телефону корректировал огонь артиллерии. В результате этого боя неприятель был выбит из своих позиций. За мужество, героизм и самоотверженность приказом командующего корпуса вольноопределяющийся Чижевский был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. 1 октября он был произведен в бомбардиры.

Несмотря на домашнее воспитание и образованность, Александр очень легко сошёлся с солдатами. Он любил и понимал народ, верил в него. В его статье, написанной ещё до войны и посвящённой разбору брошюры немецкого шпиона полковника фон-Базедова, мы находим следующие слова о духовной мощи нашего народа: «Эта сила всегда, как большой светильник, теплилась в душе каждого русского, и ничто не могло ее поколебать, ибо она есть истинный национальный дух народа».

Однополчане также относились к Чижевскому с симпатией и уважением. Равно как и к его отцу. В 3-й бригаде всем было известно, что метод стрельбы артиллерии с закрытых позиций и командирский угломер – изобретение Леонида Чижевского, и это внушало бойцам особую гордость за своего командира.

Родные Александра, между тем, искали возможность обезопасить его. Тётка, Ольга Васильевна, хлопотала о переводе племянника в штаб. Узнав об этом, Чижевский был немало рассержен. «Дорогая мамочка! – писал он. - Покорнейше прошу обо мне не хлопотать, не расспрашивать что-либо позорное о «пристройке в штаб», потому что это роняет меня как русского солдата в глазах общества. Это меня крайне огорчает, ведь мы дерёмся за Родину и должны за неё умереть. Это не бахвальство, а мои и наши искренние чувства. Я – солдат, представленный за храбрость к Георгиевскому кресту».

Судьба, однако, вскоре разрешила этот спор по-своему. В очередном бою Александр был ранен и контужен и вынужден был вернуться домой на лечение. Вскоре грянула революция, и на фронт он уже не вернулся.

Для вчерашнего солдата началось новое служение Отечеству – на стезе науки. В 21 год он стал доктором исторических наук, в 24 – профессором Московского Археологического института, в 27 - - старшим научным сотрудником (в звании профессора) практической лаборатории зоопсихологии Главнауки Нарокомпроса РСФСР. Он вёл обширную переписку с учёными всего мира, его приглашали с докладами в Нью-Йорк и Париж. Заграницей Чижевского выдвигали в почётные академики, придавая его работам в области гелиобиологии и аэроионизации большое значение. Также там предлагали купить патент на его работы по аэроионификации, но учёный решительно отказался, передав своё изобретение «в полное распоряжение Правительства СССР». В 1939—1941 годах Чижевский возглавил 2 лаборатории по аэроионификации (одна — на кафедре общей и экспериментальной гигиены в 3 Московском государственном медицинском институте, другая — в Ленинградском государственном педагогическом институте) при Управлении строительства Дворца Советов Совнаркома СССР.

При такой активной научной работе не оставлял Александр Леонидович и занятий искусствами. «Величайший труд предстоит в будущем! – писал он в одной из своих работ. - Надо учить народ, следует воспитывать его. Учить – от азбуки до высшего математического анализа, воспитывать – Искусством. Сделать человека человеком – вот всепоглощающая цель науки и искусства». В 1914 и 1918 гг. успели увидеть свет два его поэтических сборника, в которых вновь звучал неизбывная вера Чижевского в Россию и русский народ:

О Русь, совсем не знали о тебе

Твои нелюбопытные соседи…

<…> Служила ты Европе

лишь добром

И море крови собственной

пролила,

И, стоя на посту сторожевом,

В течение столетий зорко бдила.

И только под защитою твоей

Европы мир мог стать

и опериться:

Ты Азии напор держала всей

И берегла священные границы.

<…>

И кончена ли миссия твоя

Оборонять безумие столетий,

Предотвращать ошибки бытия

И мир спасать от грозных

лихолетий?

Он был дружен со многими литераторами, посещал литературный салон А. И. Хольмберг (внучки Л. Н. Толстого) и музыкальные вечера Т. Ф. Достоевской (внучатой племянницы Ф. М. Достоевского)…

Увы, именно один из советских «литераторов» написал на Чижевского донос. Стоял 1943 г. Русский Леонардо с семьёй находился в эвакуации с семьёй. Бериевские следователи были счастливы. Им в руки попал шпион, ведший переписку едва ли не со всеми капиталистическими странами! Допросы, статья 58/10, восьмилетний срок, а затем ссылка… Карлаг, Степлаг… «5.1.43. Холод в камере, ветер дует насквозь. Жутко дрогнем. Кипятку не дают», - записал учёный на клочке бумаги. Но страшнее физических лишений было другое. Его научные труды были захвачены чекистами и бесследно исчезли. Его библиотека сгорела. Так, советская система варварски уничтожала труды всей жизни Чижевского и его самого…

Но герой Великой войны оказался достаточно силён, чтобы вынести брань несравненно более страшную и жестокую. В кошмарном лагерном бытии он вспоминает Гёте и Гюго, переводит их по памяти, пишет стихи. Всего он написал их в заключении более ста… Кроме того, Александр Леонидович вспоминал факты, установленные им в области биофизики, космической биологии, сравнительной статистики, сопоставлял и развивал. Кусочками мела он изображал на стене камеры схемы и диаграммы и спешно стирал их при приближении надзирателя.

Всё же в отличие от другого Леонардо – о. Павла Флоренского, Чижевскому повезло. В Карлаге ему разрешили создать кабинет аэроионификации, заниматься электрическими проблемами крови. Позже, находясь в ссылке в Караганде, Александр Леонидович возобновил свои научные исследования, вёл астрономические наблюдения, проводил эксперименты. На жизнь он зарабатывал написанием надкроватных ковриков на обратной стороне клеёнок. Великий учёный продавал их, стоя на базаре в любую погоду.

В Москву Чижевский возвратился лишь в 1958 г. и скончался шесть лет спустя, будучи лишь частично реабилитирован.

Ты устоял пред бредом бездны черной,

Глядел в нее, не отвратив лица;

Познанья Гений — истинный ученый

Был на посту до смертного конца…

Так писал герой Великой войны, Георгиевский кавалер, русский Леонардо Александр Леонидович Чижевский в одном из лагерных стихотворений, посвящённом Плинию Младшему. Эти строки могут служить лучшей эпитафией ему самому.

Е. Фёдорова

Забытый подвиг русской армии. Битва при Марашешти

Сегодня 6 августа 2017 года - исключительно важная и совершенно забытая дата в русской военной истории и в военной истории Крыма. В этот день сто лет назад началась последняя на Востоке крупная битва ПМВ - Сражение при Марашешти на Румынском фронте. В этой битве огромную роль сыграли части 7 армейского корпуса, в том числе 13-й дивизии, формировавшейся на территории Крымского полуострова. Своими жертвами они оплатили единственный успех румынской армии в ПМВ. По этому поводу моя статья.

В последней битве Великой войны.
Одним из результатов Брусиловского прорыва было вступление в войну на стороне Антанты долго колебавшейся до этого Румынии. Это обстоятельство, в свою очередь, имело далеко идущие и достаточно неожиданные последствия для всей ситуации на восточном театре ПМВ. Наступление румынской армии в Трансильвании было быстро остановлено германскими и австро-венгерскими войсками, которые вскоре нанесли румынам ряд чувствительных поражений. Русское командование не оценило вовремя масштабы катастрофы и ограничилось поддержкой румынской армии, одним корпусом, ген. Зайончковского. Между тем, ситуация приобрела критический характер. К концу осени румынское королевство потеряло две трети своей территории, пала столица – Бухарест. В этих условиях русское командование принимает решение о массированной поддержке румын. 17 ноября по приказу императора для поддержки румынской армии была образована 4-я армия под командованием ген. Рагозы. В неё первоначально вошли VII, XXX, ХХIХ и три кавалерийских корпуса, а 24 ноября ставка сформировала новый Южный фронта в составе русских 4-й, Дунайской и румынской армии, к которым вскоре прибавилась ещё одна русская 6-я армия. Южный фронт, вскоре переименованный в Румынский, состоял под верховным командованием румынского короля, двор которого перебрался после падения Бухареста в Яссы, однако реальное командование войсками в качестве помощника короля осуществлял ген. В.В.Сахаров. Вскоре в полосе нового фронта сосредоточилось ценой ослабления других участков восточного театра до 1/4 всех русских военных сил. Переброшенные с различных фронтов русские корпуса заняли свои новые боевые позиции в декабре 1916 г.
В планах командования Центральных держав Румыния приобрела особое значение, как «слабое звено» Антанты, сокрушив которое германо-австрийцы надеялись сломать весь восточный фронт войны. Именно поэтому, несмотря на все трудности и недостаток людей на других участках фронта ПМВ, на румынском направлении были сосредоточены отборные войска и большое количество артиллерии. Группу армий, включавшую немецкие, австро-венгерские, болгарские и турецкие силы возглавил знаменитый немецкий полководец Август фон Макензен, осуществивший в своё время «Горлицкий прорыв». В декабре немцы оказали серьёзный нажим на изрядно потрёпанные румынские и еще не до конца развернувшиеся русские войска, которые тем не менее достаточно успешно отражали германские атаки. В последующих боях тяжелые испытания выдались как раз на долю частей VII корпуса на которые пришлось острие нового германского наступления.
Румынские войска после катастрофических поражений были отведены в тыл на переформирование, их место заняли русские части. На Румынском фронте наступило временное затишье. Беда пришла, однако, совсем с другой стороны. В марте (по новому стилю в феврале) в России разразилась революция. Революционные события, отречение от престола Николая II, издание Временным правительством т.н.приказа №1 привели к серьёзной дестабилизации обстановки в русской армии, что сказалось, хотя и с замедлением и на обстановке на румынском фронте.
Невзирая на прогрессирующий развал армии, и, надеясь преодолеть его активными действиями на фронте, Временное правительство и новое верховное командование готовило «революционное наступление» русских войск, запланированное на июнь 1917 г. Главный удар должны были наносить части Юго-западного фронта, прочим же фронтам, включая Румынский отводилась вспомогательная роль. Первоначально развивавшееся успешно, Июньское наступление, однако закончилось крахом и привело к отступлению дезорганизованных и ослабленных антивоенной агитацией войск. На считавшемся же второстепенным Румынском направлении достаточно неожиданно был достигнут локальный успех. Русские (4 армия ген. Рагозы) и румынские (2-я армия ген.Авереску) войска начали наступление 9 июля после двухдневной артиллерийской подготовки в общем направлении на Марешты. Оборона противника была прорвана на всю глубину. Одновременно южнее в районе Намолоссы началась артиллерийская подготовка вслед за которой в наступление должны были перейти 1-я румынская и 6-я русская армии, однако, обескураженный неудачами на других фронтах, Керенский 12 июля приказал ген.Щербачёву прекратить наступление. Король Фердинанд всё же предписал Авереску продолжить наступление, которое было поддержано мощной артиллерией 4-й армии. 13 и 14 июля румыны успешно завершили операцию, освободив ок. 30 населенных пунктов и почти 500 кв.км территории. В ходе наступления русско-румынские войска захватили св. 4 тыс. пленных и 85 орудий. Этот успех был достигнут во многом благодаря тому, что удалось сравнительно быстро и неожиданно для немцев восстановить боеспособность румынских частей, которые были реорганизованы и обучены под руководством французских инструкторов в течение 6 месяцев. В дальнейшем, учитывая падающую боеспособность русских частей, командование планировало заменить русские войска румынскими, что в конечном итоге и произошло, правда в условиях очень напряженных боевых действий.
Подтянув резервы, в том числе взятые из Франции, противник в августе 1917 г. организовал мощное контрнаступление, которое получило в истории ПМВ название «битвы при Марашешти». Это было последнее крупное сражение войны и в нём снова пришлось сыграть важную роль доблестному VII армейскому корпусу, принесшему в этих боях новые кровавые жертвы. К сожалению, в литературе на русском языке сохранились лишь краткие сведения об этой битве. Стратегический очерк войны на румынском фронте, написанный в советское время отводит этим событиям всего несколько строк. Больше всех написал о них А.Керсновский. В румынской историографии, напротив, этим событиям уделено особое внимание, так как Марашешты являются одним из крайне немногих примеров успешных действий румын в ПМВ, однако румынские исследования посвящены главным образом описаниям героических действий румынской армии, в том числе и за счёт принижения русского участия в битве. Особенно характерным в этом отношении является История ПМВ Константина Киритеску, написанная еще в 1921 году и выдержавшая потом несколько изданий. У Киритеску битва при Марашешти представляется героическим подвигом румын, значение которого многократно усиливается тем, что он осуществлялся на фоне полного развала русских частей, зараженных немецкой пропагандой, не желавших сражаться на «чуждой им земле» и постоянно ставивших румын в тяжелое положение. Однако вдумчивое отношение к приводимым самими же румынскими историками фактам в сопоставлении с русскими материалами позволяет нам увидеть несколько иную картину происходившего.
Замысел новой операции Макензена против Румынского фронта заключался в двойном прорыве его войск в долинах рек Серет и Тротус, выходе к Аджуду и окружении в образовавшихся тисках частей русской 4-й и румынских 2-й и 1-й армий, их разгроме, дальнейшем захвате Молдавии и выходе на Юг России. Главный удар наносился по расположениям частей нашего VII корпуса (34-я и 13 дивизии и находящаяся в резерве 71 дивизия), а также по примыкавшей к ним с запада 103 дивизии VIII корпуса, занимавшего позиции по р.Путна по направлению деревни Марашешты, находившейся в его тылу. Немецко-австрийское командование сосредоточило на предполагаемом участке наступления (1 австро-венгерская армия ген.Венингера и 9 немецкая армия ген.фон Эбена) 102 пехотных батальона, 10 кавалерийских эскадронов, 24 штурмовых отряда, 2 броневика, 1135 пулемётов и большое количество артиллерии в составе 356 мортир, 223 полевых и 122 тяжелых орудий. Русские войска (VII и VIII армейские корпуса) имели 84 пехотных и 52 кавалерийских батальона и 280 полевых и 36 тяжелых орудий (Victor Nitu. Battle of Marasesti (August-September 1917). Румынские войска в составе 1-й армии находились в ближайшем тылу фронта, готовясь к замене русских частей. На участке же прорыва в расположении 34-й дивизии Макензен сосредоточил три немецких дивизии и подавляющее количество артиллерии. Однако, немцы рассчитывали не только на мощь своего удара. Несомненно, Макензен стремился воспользоваться тем революционным развалом, который фактически привёл к краху русское наступление под Тарнополем в июле 1917 г. Летом немцы способствовали антивоенной пропаганде в русских частях, засылая прокламации и инициируя «братания». К.Киритеску даже сообщает, что «1 Июля немцы издали проект прекращения военных действий против 34 русской дивизии. «В 1 параграфе этого документа русской пехоте предписывалось подать сигнал, когда русские или румынские пушки откроют огонь, так чтобы немцы ответили в два раза большим числом снарядов». Никаких подтверждений этих сведений не приводится, однако, румынский историк прозрачно намекает или делает предположение, что выбранное Макензеном направление прорыва было не случайным, поскольку русские войска якобы были готовы «открыть фронт». Что же показали боевые действия?
Румынские исследователи делят битву при Марашештах на три этапа. (Bătălia de la Mărăşeşti (1917) George Marcu (coord.), Enciclopedia bătăliilor din istoria românilor, Editura Meronia, Bucureşti, 2011 http://enciclopediaromaniei.ro/wiki/).
Первый начался мощной немецкой артподготовкой в ночь с 5 на 6 августа 1917 г., которая достигла своего пика между 4 и 7 часами. Ужасающий артиллерийский огонь привёл к разрушению укреплений. Следом немцы пустили отравляющий газ, плотной завесой покрывший русские позиции. В 7.30 6 августа началось наступление. «В этот день группа Моргена (5 дивизий) атаковала наш VII армейский корпус» - пишет Керсновский. В стратегическом очерке войны на румынском фронте, говорится о том, что на VII корпус обрушился удар шести дивизий. При этом, четыре из них атаковали левофланговую 34-ю. К. Киристеску говорит о том, что 34-я дивизия, оказавшаяся на острие главного удара группы фон Моргена, была атакована тремя немецкими дивизиями – 12, 89 и 76-й. Учитывая пресловутый фактор «деморализации», он называет эти силы «избыточными». Однако германское командование, очевидно, полагало иначе. Подобная концентрация войск свидетельствовала о том, что если немцы и учитывали ситуацию «революционного развала» русской армии, то делали ставку не на неё, а на превосходство в живой силе и технике. Беря в расчет это обстоятельство, приходится ли удивляться тому, что в течение первой половины дня русские укрепления были прорваны? Румынские источники сообщают, что немцы пробили в русских позициях брешь шириной 10 и глубиной 3 км., что привело к большим потерям и «беспорядочному» отступлению 34-й дивизии. Керсновский, признавая, что «В бою 24 июля мы понесли жестокие потери. Немцы захватили 3300 пленных и 17 орудий», сообщает, тем не менее, что остатки дивизии в относительном порядке отошли за р.Серет, уничтожив переправы. Попытавшихся было преследовать по подожженным понтонным мостам отступающих, немцев остановил, как пишет Керсновский, «косоприцельный огонь мощной русско-румынской артиллерии (нашего VII и румынского III корпусов) с левого берега Серета во фланг втянувшейся в излучину реки группы Моргена». Учитывая катастрофическое положение на участке 34-й дивизии, русское командование обратилось к румынам за помощью. На угрожаемый участок была направлена свежая 5 румынская дивизия, столкнувшаяся на мосту с отступающими частями, которых пытались остановить казаки, игравшие роль «военной полиции». Вместе с подоспевшими румынами порядок на переправе был восстановлен и ночью румыны заняли свои позиции. На следующий день 7 августа, немцы, отказавшись от предполагавшейся переправы через Серет, продолжили атаки на остатки 34-й дивизии и подоспевших румын, которые носили ожесточённый характер, продолжались весь день и привели к новым большим жертвам с обеих сторон. Их результатом стало некоторое продвижение немецких войск, впрочем незначительное. По версии К.Киритеску, Макензен, столкнувшись со свежими боеспособными румынскими частями, вновь изменил направление атаки, следуя правилу «нападать на русских, избегая румын» и на следующий день сосредоточил главный удар против 13-й и выдвинутой из резерва 71-й пехотным дивизиям VII корпуса. Эти бои носили исключительно ожесточённый характер. Один из русских полков целиком погиб. По немецким сведениям, только одна немецкая санитарная команда похоронила 800 тел убитых русских солдат – все эти данные приводит Киристеску, не забывая отметить в конце, что русские оставили две деревни и отступили к третьей, конечно же «беспорядочно». Керсновский кратко описывает эти события так «25-го( 7 авг.) и 26 июля (8 авг.) шли жестокие бои. Знаменитые войска VIII и VII корпусов даже теперь, ослабленные революцией, были грозным противником. С большим трудом IX армия овладела линией р.Путны. Генерал Рагоза отвел свой правофланговый VIII корпус на Сушицу, а левофланговый VII осадил на Серет и частью за Серет. Атака Моргена на Марашешты была отражена 71-й и 13-й пехотными дивизиями VII корпуса». Немецкое наступление хотя и развивалось, но достаточно медленно и было далеко от поставленных стратегических целей. События следующего дня румынский и русский историки также описывают по-разному. Киристеску утверждает, что 9 августа русско-румынские войска находились в обороне (причём, как всегда, румыны стойко сопротивлялись в то время как русские в «беспорядке отступали»). Керсновский пишет, что в этот день (27 июля/9августа) генерал Рагоза предпринял контрнаступление по всему фронту. Согласно Киритеску, контрнаступление началось 10 августа. В своей работе он называет его «трагическим», т.к. не смотря на большие жертвы части румынских 5 и 9 дивизий не достигли поставленной командованием цели – овладеть стратегически важным пунктом Доада. Согласно Керсновскому, русские войска имели локальные успехи: VIII армейский корпус 4 армии, «смял группу Венингера, отбросив ее частью в исходное положение на Путну». 10 августа «VII корпус, отбиваясь на Серете 13-й и 34-й пехотными дивизиями, нанес своей правофланговой 71-й крепкий удар по 62-й австро-венгерской дивизии, отбросив их в долину р.Путны. Нами было взято 1300 пленных. Мост через Серет взорвал, пожертвовав собой, неизвестный герой, солдат 136-го пехотного Таганрогского полка». Румынский историк также упоминает этот эпизод, но каким образом? Австровенгерская 62 дивизия, согласно его версии, на большом пространстве сначала потеснила «воевавшие плохо» части 71 русской дивизии, заняв «почти без боя» две деревни, в результате чего фронт приобрёл форму угла, дав русским «возможность дешёвого успеха». Днём 10 августа русские предприняли контратаку четырьмя батальонами 13-й дивизии, выбив австрийцев с занимаемых позиций, взяв пленных и трофеи. Утраченные позиции были восстановлены, как не преминул указать Киристеску, вмешательством немецкого Альпийского корпуса.
11 августа немцы возобновили наступление. И снова румынские и русские материалы разноголосят в оценке событий. Согласно Керсновскому, немецко-австровенгерские войска атаковали утром 29 июля/ 11 августа – Венингер (1-я австровергерская армия) на Панчиу против VIII корпуса, Морген — на Марашешты. «Здесь – пишет он, - разыгралось яростное побоище. Защищавшая Марашешты 71-я пехотная дивизия целиком легла в облаках фосгена. Генерал Рагоза бросил в бой конных заамурцев и авангарды подходившего V румынского корпуса. Отчаянным усилием Марашешты удалось отстоять» (наступление группы Венингера также встретило упорное сопротивление войск VIII корпуса и развивалось крайне туго). Румынский историк, напротив, обвинил русские войска 71-й дивизии в необъяснимо быстром оставлении своих позиций в самом начале германского наступления, в чём он усмотрел решение «революционного комитета», а также командующего объединёнными войсками генерала Рагозу, который, якобы не предупредив румын, дал приказ об отводе войск к северо-западу от Марашешт. Глава его книги патетически озаглавлена «Русское отступничество и румынская жертва». Историк сделал вывод о том, что в критических боях 11 августа на погибель румын объединились мощь немцев и дезорганизация русских и лишь ум и хладнокровие румынского командования и доблесть румынских солдат спасли ситуацию. Последующие решения верховного командования Румынии, однако, заставляют оспорить этот вывод, т.к. по итогам последних боёв командующий 1-й румынской армии ген. Кристеску был отозван. Между ген. Рагозой и ген.Кристеску действительно существовали трения и недопонимание. Рагоза ставил в вину Кристеску недостаточно энергичную поддержку испытывавших на себе основные немецкие удары русских частей. Вместо Кристеску был назначен ген. Э.Григореску. Более того, ген. Рагозе было передано общее командование как русскими, так и румынскими войсками. Войска VII корпуса в боях с 6 августа понесли огромные потери. По словам Киритеску 34-я, 13-я и 71-я дивизии начитывали не более 1000 штыков каждая и более не могли продолжать борьбу. Тем не менее, наступательный порыв войск Моргена также ослаб, поэтому Макензен верный своей тактике – избегать румын и наносить удары по русским, 12 августа начал наступление против соседнего VIII корпуса группой Венингера. VIII корпус состоял из 103-й дивизии, и переброшенных ей на помошь 15-й, 14-й и Заамурской кавалерийской дивизии. Все эти части также были ослаблены предыдущими боями, Тем не менее, они оказали серьёзное сопротивление. В результате кровопролитных боёв 12 и 13 августа немцам удалось продвинутся на 6 км. в северо-западном направлении от Марашешт. Нужно ли говорить, что румынским историком всё это было изображено как «бегство русских»? Как бы то ни было, результате всех этих событий на русско-румынском фронте образовалась опасная конфигурация, чреватая возможным прорывом немцев. В этой обстановке ген. Рагоза с целью выравнивания фронта и учитывая крайнюю обескровленность войск, приказал оставить Марашешты. Это, однако, было неприемлемо для румынских военных, которые воспринимали этот пункт как последний рубеж. Ген. Э.Григореску решительно отказался подчиниться приказу и видя горячее желание румын защищаться, командующий румынским фронтом ген.Щербачёв, передал командование на этом участке фронта Григореску. Было решено полностью сменить румынскими частями остатки VII корпуса, а VIII поставить под командование 1 –й румынской армии. Для обеспечения руководства операциями под Марашешты прибыл начальник штаба фронта генерал Н.Н.Головин. Ночью 1/14 августа части обескровленного VII корпуса были сменены свежими румынскими резервами V корпуса и отведены в тыл. Ожесточённые бои в районе Марашешт продолжались еще несколько дней до 20 августа (второй, решающий этап битвы, согласно румынской историографии). Хотя немцам удалось потеснить румын, их сопротивление (отметим, вместе с частями русского VIII корпуса) опрокинуло расчёты Моргена и ему пришлось свернуть операцию. На третьем завершающем её этапе активных боевых действий не велось.
Потери румынской армии в этом сражении оцениваются в 27 410, русские войска потеряли ок. 25 650 человек, в том числе 7083 погибших, 10 400 ранеными и 8167 пропавших без вести. Немецкие потери оцениваются румынскими исследователями в 60 000-65 000 человек, выбывших из строя (Alexandra Șerban. Bătălia de la Mărăşeşti, pe unde nu se trece!/ http://www.historia.ro/…/articol/batalia-marasesti-unde-nu-…).
Марашешты считаются в Румынии величайшей победой румынского оружия в первой мировой войне. Не умаляя самоотверженности румынских войск, необходимо отметить, что румынский успех был обусловлен не только их решимостью удерживать последний рубеж, за которым следовала бы полная оккупация остатков территории страны, но и тем, что румынские части в тылу русских войск были заново переформированы, достаточно хорошо вооружены и экипированы, обучены (французскими инструкторами) т.е. являлись свежими частями. При этом, как бы не были дезорганизованы русские войска революционной пропагандой, следует учитывать, что именно они принимали на себя основную тяжесть немецких ударов, поглотив во многом наступательный порыв немецких и австровенгерских войск. Румыны одни пожали жатву победы. Но то что её поле перед этим было щедро засеяно русскими костями, предпочитают не вспоминать.
В честь Марашешсткой битвы в 1938 г. был сооружен величественный мавзолей, где захоронены свыше 5 тыс. румынских военнослужащих. Память погибших русских солдат (в том числе VII армейского корпуса), во многом оплативших своей кровью румынский успех, не отмечена никак.

Андрей Мальгин

Угроза наступления украинской армии очень высокая!

Оригинал взят у eduard_456 в Угроза наступления украинской армии очень высокая!


Уважаемые друзья и читатели. Я только что получил срочную и очень важную информация. Угроза наступления укропов на 90 процентов очень высокая. И может быть осуществлена как в конце этой недели. так и в начале встречи глав МИД Нормандской четверки. Которая должна состояться 16-17 февраля.

Честно говоря, я не знаю, как будут реагировать в  Кремле на это. Но очень надеюсь,что не допустят разгрома республиках. Даже если все опять закончится Минском-3. Я это пишу не только из-за того, что переживаю за Донбасс. Это само собой. Я не хочу повторения сценария Сербской Краины в Донбассе. Потому что 30, максимум 35 тысяч ополченцев не смогут противостоять 100-150 тысячной группировке укропов. Но еще из-за того, что там много моих друзей, хоть все они и сетевые. Но я с ними подружился, общаюсь постоянно. И не хочу их гибели. Большинство из них простые жители, не имеющие отношения к ополчению или к властям ДНР и ЛНР.  Поэтому прошу всех моих читателей блога сделать репост этой записи. Потому что повторюсь еще раз, угроза реальная.

Collapse )

Передвинуть фронт от Донецка - это обычная гуманность, а не политика.

Оригинал взят у holmogor в Передвинуть фронт от Донецка - это обычная гуманность, а не политика.
Егор ХОЛМОГОРОВ
ПОРА ПЕРЕДВИНУТЬ ФРОНТ ОТ ДОНЕЦКА
Это можно сделать и по-русски - «принуждением к миру», и по-американски - «гуманитарной интервенцией»



Людмила Сергеевна Третьякова не боролось с киевским режимом, не ходила с автоматом в атаку за «русский мир», даже не ругалась на Порошенко и его клику в интернете. Она сидела и вязала носки, когда осколок снаряда, выпущенного артиллерией Украины разорвал её сонную артерию и оставил сына без матери, а внуков без бабушки.

В донецком микрорайоне Бутовка нет никаких военных объектов ополченцев Донбасса. Там была бабушка с носками – достаточное основание, как оказалось, чтобы выпустить 122-миллиметровый снаряд.

За последние дни в плане опасности для жизни Донецк откатился к началу 2015 года, когда на улицу выходили в лучшей одежде, а женщины непременно накрасившись, чтобы хорошо выглядеть в морге. При этом тогда активные боевые действия вели обе стороны. Сейчас наступает только Украина – ополченцы лишь отмахиваются. И вот раздражение Киева на самооборону Донбасса, очевидно, настолько велико, что его достаточно, чтобы убивать бабушек.

Я не понимал и два года назад и сейчас не понимаю, какая принципиальная военная и дипломатическая необходимость вынуждают нас смотреть на это сложа руки? Почему нельзя отодвинуть линию соприкосновения войск от жилых кварталов Донецка ровно настолько, чтобы до них не добивала артиллерия? Я сейчас не о возрождении «русского мира», не о вековом споре славян, не о строительстве Новороссии и прочих политических вещах, которые могут оказаться сию минуту не уместны.

Я о том, чтобы не убивали бабушек.

Западней и северней Донецка нет по настоящему крупных населенных пунктов, занятие которых может вызвать серьезный дипломатический скандал мирового значения. Несомненно, оборона Украины на этих направлениях сегодня гораздо лучше, чем 2 года назад – но давайте не будем лицемерить - ДНР может «поднажать» так, чтобы граница в степи сдвинулась и артиллерийские позиции Украины ушли подальше на Запад.

И объяснить такой перенос линии фронта Берлину, Парижу или Вашингтону можно спокойно и логично. Аргументы ведь тут железобетонные. Гуманитарные. Ни разу не военно-тактические.

Спору нет, Запад изрядно дискредитировал понятие «гуманитарной интервенции», прибегая к нему только для того, чтобы свергать неугодные режимы. Но это простая и здравая идея – применить силу, чтобы сбрендивший в конец режим прекратил массовые убийства мирных людей. Женщин и детей трогать нельзя! Табу. В российской практике это называют «принуждением к миру» и, заметим, работало оно успешно – и в Абхазии, и в Южной Осетии больше никого не убивают.

И если подобный результат будет достигнут в Донбассе это станет лучшим исполнением «Минских соглашений», поскольку они предусматривают прежде всего отказ от убийства артиллерией мирных жителей. Раз уж мы говорим, что эти соглашения должны быть исполнены, то начинать нужно именно с этого пункта, потому что пока бабушкам в Донецке приходится вязать носки с риском для жизни.

http://www.kp.ru/daily/26638.4/3656636/

Фото: Сергей Белоус​

Математик Анатолий Китов: Обогнать США, не догоняя!

Почему гениальный проект пионера электронно-вычислительной техники смертельно напугал советскую власть



Весна 1954 года. В переполненном актовом зале МГУ начинается заседание Московского математического общества (ММО). Первое слово предоставлено решительному человеку в военной форме. К изумлению ученых, человек с погонами подполковника непринужденно переходит от абстрактных философских проблем на язык математики, от математических формул - к вопросам высшей нервной деятельности.

Докладчика зовут Анатолий Иванович Китов. Он начальник отдела ЭВМ при Артиллерийской академии имени Дзержинского. А его блестящий доклад, отложившийся в памяти современников, посвящен разделенной любви Анатолия Китова: "буржуазной, реакционной лженауке" кибернетике.....

Далее: https://rg.ru/2017/01/12/rodina-kitov.html?hot

СПРАВОЧНИК ПАТРИОТА: Иосиф Владимирович Гурко

Иосиф Владимирович Гурко 1828-1901. Дворянский род Гурко (Ромейко-Гурко) происходил из Белоруссии, из Могилевской области. "Если правда, что люди рождаются военными, то Иосиф Владимирович Гурко родился именно военным человеком" - так пишет о Гурко один из авторов книги "Герои Шипки" О.Михайлов. Отец Иосифа Владимировича - Владимир Иосифович участвовал в войнах на Кавказе, был генералом и радовался тому, что сын с детства тоже мечтал быть военным. В 18 лет Гурко-младший окончил Пажеский корпус, из которого выпустился корнетом в лейб-гвардейский Гусарский полк, со временем стал умелым кавалерийским офицером. Во время Крымской войны 1853 - 1856 гг. Гурко рвался в Севастополь и, чтобы попасть туда, сменил погоны ротмистра гвардии на погоны майора армии со словами: "Жить с кавалерией, а умирать с пехотой". Он перевелся в Черниговский пехотный полк, но участия в боевых действиях так и не принял, так как в это время Севастополь был уже сдан, а вскоре заключен мир.

Вернувшись в лейб-гвардии Гусарский полк в прежнем чине ротмистра, Гурко командовал эскадроном, сделал его отличным; был замечен Александром II и произведен во флигель-адъютанты. С 1861 г. полковник, в следующем году зачислен в свиту царя, выполнял ряд важных административных заданий, связанных с проводимыми Александром II реформами, зарекомендовал себя целеустремленным, беспристрастным и прямодушным человеком. Однажды жандармское III отделение предложило ему сотрудничество, и честный Иосиф Владимирович немедленно объявил о своем желании выйти в отставку, что писатель А.Герцен в своем "Колоколе" оценил так: "Аксельбанты флигель-адъютанта Гурко - символ доблести и чести".

В 1866 г. Гурко назначен командиром 4-го гусарского Мариупольского полка, с 1867 г. генерал-майор, в 1869 г. получил в командование лейб-гвардейский Гренадерский полк. Этим полком командовал 6 лет и сделал его образцовым. Затем начальник 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, с 1876 г. генерал-лейтенант. В свои 48 лет он был строен, как юноша, вынослив, неприхотлив по-суворовски в еде и быту.

Свой талант военачальника и выдающееся личное мужество Гурко проявил во время русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. Назначенный командиром Передового (Южного) отряда русской армии, действовавшей у Дуная, он 25 июня 1877 г. стремительно овладел древней столицей Болгарии Тырново, 1 июля захватил стратегически важный Хаинкиойский перевал, преодолел Балканы, занял Казанлык и Шипку. Первый поход Гурко за Балканы вызвал переполох в Константинополя, смену турецкого командования, переброску в Забалканье армии Сулейман-паши, которая должна была двигаться к Плевне, осажденной русскими войсками.

За Малыми Балканами Гурко, невзирая на троекратное превосходство противника, нанес ему еще ряд ощутимых ударов. Самым удачным оказалось сражение у Джуранли, где он наголову разбил войска одного из сподвижников Сулейман-паши - Реуф-паши. Но накануне, 18 июля, завершился неудачей второй штурм Плевны, и Передовой отряд Гурко через Балканы ушел назад к Тырново. За одержанные победы командир Передового отряда получил орден святого Георгия 3-й степени и звание генерал-адъютанта.

Всех поражало хладнокровие Иосифа Владимировича в боевой обстановке, а он не видел в этом ничего необычного и приучал к такому же хладнокровию подчиненных, говоря: "Бой при правильном обучении не представляет ничего особенного. Это то же учение с боевыми патронами, только требует еще большего спокойствия, еще большего порядка".

В августе 1877 г. Гурко отправился в Петербург, провел мобилизацию и сборы своей 2-й гвардейской кавалерийской дивизии и вернулся с ней на театр военных действий, под Плевну, Был назначен начальником кавалерии Западного отряда, расположенного на левом берегу реки Виды. Иосиф Владимирович сумел убедить генерала Тотлебена, руководившего осадой Плевны, в необходимости решительных действий по Софийскому шоссе, через которое в Плевну шли подкрепления и продовольствие. Получив в свое командование дополнительно всю гвардию, включая Измайловский полк, он овладел турецкими опорными пунктами на Софийском шоссе Горным Дубняком и Телишем (октябрь 1877 г.), чем завершил полное окружение Плевны. vk.com/anti_maydan Даже те командиры гвардии, которые были старше Гурко в чинах и вначале роптали на нового начальника, теперь выражали ему полное доверие. За сражение у Горного Дубняка Гурко был награжден золотой шпагой, осыпанной алмазами.

Затем генерал "Вперед", как стали называть Гурко солдаты, выдвинул план немедленного наступления за Балканы. Несмотря на возражения штаба русской армии, план получил поддержку со стороны Александра II, находившегося у Плевны. В ноябре Гурко осуществил наступление на Энтрополь - Орхание и, овладев ими, занял удобные исходные позиции для преодоления Балкан. Усиленный после взятия Плевны подкреплениями, Гурко во главе 70-тысячного Западного отряда 13 декабря двинулся через Балканы. Поход проходил в сильную стужу и бураны. Зная, что не все подчиненные ему командиры одобряют поход, он заявил: "Если большим людям трудно, я уберу их в резерв, а вперед пойду с маленькими". Один из участников похода так описывал его начало: «...Вперед двинулась огромная масса людей, коней и орудий. Русские и болгары поднимали с помощью веревок огромные пушки. На замерзших лесных тропах саперы вырубали ступени... Откуда-то издалека доносились слова "Дубинушки": "Эй, дубинушка, ухнем..." К вечеру ветер усилился, превратившись во вьюгу». Во время похода командир отряда всем подавал пример личной выносливости, бодрости и энергии, деля наравне с рядовыми воинами все трудности перехода, лично руководя подъемом и спуском артиллерии по обледенелым горным кручам, ночевал у костров, довольствовался, как и солдаты, сухарями.

Когда на одном из перевалов Гурко доложили, что артиллерию даже на руках поднять нельзя, "железный генерал" сказал: "Втащить зубами!" Отряд преодолел и этот перевал. После 8-дневной героической борьбы с горами, морозами и метелями Западный отряд Гурко спустился в Софийскую долину. В результате упорных боев он овладел Ташки-сенской укрепленной линией и 23 декабря занял Софию. В приказе по случаю освобождения города Иосиф Владимирович отмечал: "Взятием Софии завершился блестящий период нынешней войны - переход через Балканы, в котором не знаешь чему удивляться больше: храбрости ли, геройству ли вашему в сражениях с неприятелем, или выдержке и терпению, с которыми вы переносили тяжкие невзгоды в борьбе с горами, стужей и глубоким снегом... Пройдут годы, и наши потомки, которые посетят эти суровые горы, с гордостью скажут: здесь прошло русское войско, воскресившее славу суворовских и румянцевских чудо-богатырей!"

Вслед за Гурко переход через Балканы совершили другие отряды русской армии. Тщетно Сулейман-паша пытался организовать дальнейшую оборону Турции, для чего привел с кавказского фронта значительные подкрепления армии Шакир-паши; сброшенный с гор, он был разбит войсками генерала Гурко в трехдневном сражении у Филиппополя. После занятия авангардным отрядом генерала Скобелева Адрианополя (Эдирне) для русской армии открылся путь к Константинополю.

Небывалый в истории зимний переход через Балканы предрешил исход войны, которая велась во имя освобождения болгарского и других балканских народов. Вклад Гурко в победу принес ему не только чин генерала от кавалерии и орден святого Георгия 2-й степени, но и большое общественное признание. Некоторые военные историки именно его назвали "победителем войны 1877 - 1878 гг.".

После войны жизнь Иосифа Владимировича протекала относительно спокойно и размеренно. В апреле 1879 г. он был назначен помощником командующего войсками гвардии и Петербургского военного округа и временным генерал-губернатором Петербурга, в 1882 -1883 гг. Гурко - временный одесский генерал-губернатор. Затем в течение 11 лет он являлся Варшавским генерал-губернатором и командующим войсками Варшавского военного округа, в полной мере олицетворяя собой "сильную власть". На первое место ставил надежную защиту западной границы и боевую подготовку войск, руководил строительством крепостей и стратегических дорог. vk.com/anti_maydan Постоянные разъезды командующего по округу, его присутствие на маневрах, больших и малых, всегда хорошо организованных, способствовали налаживанию боевой жизни войск. От глаза Иосифа Владимировича ничего не ускользало, и когда звучал его металлический голос, произнося властно, твердо и спокойно: "Чтоб я этого более не видел", все знали, что "этого" больше не будет.

В своем приказе по войскам округа он решительно высказался против тех "начальствующих лиц, которые... относились к делу с чисто формальной стороны, не приложив к нему сердца и ставя свои личные удобства выше возлагаемых на них обязанностей по руководству воспитанием и обучением порученных их заботам людей". Иосиф Владимирович добивался, чтобы офицеры "первыми подавали пример нижним чинам к служебной исполнительности".

Годы давали о себе знать, и в 1894 г. Гурко по состоянию здоровья вышел в отставку, получив по увольнении чин генерал-фельдмаршала. В 1896 г., при вступлении на престол Николая II, он был награжден орденом святого Андрея Первозванного. Умер Иосиф Владимирович в своем имении, селе Сахарове Тверской губернии, в возрасте 72-х лет.

Стройный, худощавый, с большими седыми бакенбардами, Гурко держался так, что казался выше ростом всех окружавших его лиц, а своей кипучей энергией, выносливостью и лихостью на коне - всех моложе. От всей его фигуры и взгляда острых глаз веяло большой внутренней силой и упорной волей. Его не все любили, но все уважали. При всей своей строгости он ценил и уважал солдат, и те всегда верили своему "Гурке", как отцу-командиру.

Сын Иосифа Владимировича - Василий Гурко (Ромейко-Гурко) был отличным офицером и в. годы первой мировой войны выдвинулся в число лучших военачальников; командовал корпусом, армиями, войсками Западного фронта, генерал от кавалерии (1916 г.). За критику Временного правительства и монархические высказывания был понижен в должности, за переписку с Николаем II в августе 1917 г. выслан за границу.


Все-таки старик Дарвин был прав, говоря о естественном отборе

Все-таки старик Дарвин был прав, говоря о естественном отборе.

Не менее 16 человек погибли и 50 получили ранения в ходе вооруженного конфликта, который уже четыре дня продолжается в городе Сабха на юге Ливии, пишет в понедельник The Guardian. Причиной войны между местными кланами стала ручная обезьянка.

Конфликт начался с того, что животное, принадлежавшее лавочнику из клана Гаддадфа, стащило головной платок со школьницы из клана Авлад Сулейман. За это родственники девочки убили трех представителей враждебного семейства и саму обезьяну.

После этого в городе началась настоящая война с применением танков, минометов и другого тяжелого вооружения.

Теория Дарвина всесильна, потому что верна.

http://www.interfax.ru/world/537832

15 октября - день рождения Михаила Юрьевича Лермонтова



В школьном курсе кавказский период жизни Лермонтова описывается крайне скупо, а между тем Михаил Юрьевич служил в двух самых известных полках Кавказской войны - Нижегородском драгунском и Тенгинском пехотном. Участвовал в жесточайших схватках, в частности в битве на реке Валерик (в Чечне), впоследствии описанной им в одноимённом стихотворении. Кстати, не исключено, что именно этому событию посвящена известная казачья песня "Из-за леса-гор копий и мечей". Мало кому известно, что поэт какое-то время даже командовал сотней казаков.
Лермонтовский отряд — сотня казаков-«охотников» (добровольцев), выбранных из кавалерии левого фланга Кавказской линии. (Этот отряд и изображён на картине И.И. Захарова)
Лермонтов принял его от Р. И. Дорохова и командовал им с 10 октября и, видимо, до конца ноября 1840, во время походов в Малую и Большую Чечню.

П. А. Султанов, разжалованный в солдаты и служивший в отряде, писал об этой команде: «Поступить в неё могли люди всех племен, наций и состояний без исключения… Желавшему поступить назначался экзамен, состоявший в исполнении какого-нибудь трудного поручения. Если экзаменующийся не проваливался, то ему … брили голову …, приказывали отпустить бороду…, одевали по-черкесски и вооружали двухстволкой со штыком». Кавалеристов отряда отличали отвага, удальство, преданность командиру, презрение к огнестрельному оружию. Отряд действовал отчасти как партизанский, занимаясь также разведкой. Когда Дорохов был ранен, ген. А. В. Галафеев назначил вместо него Лермонтова, отличившегося храбростью в бою при р. Валерик. Лермонтов сумел найти путь к сердцам солдат. Отказавшись от всяких удобств, он вел тот же образ жизни, что и они, — спал на голой земле, ел из общего котла, небрежно относился к соблюдению формы и своему внешнему виду. Лермонтов был доволен этим назначением, так как оно давало некоторую независимость и возможность отличиться, что было нужно для получения отставки.
К. Х. Мамацев вспоминал: «Даже в этом походе он никогда не подчинялся никакому режиму, и его команда, как блуждающая комета, бродила всюду, появляясь там, где ей вздумается, в бою она искала самых опасных мест …».