Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Кирилл Александров "Гитлер и Сталин: сходства и различия"

Гитлер и Сталин: сходства и различия (К.М. Александров)

Гитлеровский и сталинский режимы были схожи, в первую очередь по типу однопартийной диктатуры. Один вождь, одна партия, один репрессивный аппарат, концлагеря — и, тем не менее, национал-социалистический режим, с точки зрения Солженицына, оказался лишь «ученическим». И при Сталине, и при Гитлере не было свободы. Но степень несвободы — при Сталине — оказалась во много раз большей, по сравнению с режимом Гитлера.
В 1940-е годы советского человека поразили на Западе две вещи: свобода и материальный уровень жизни. Даже национал-социализм в Германии в значительной степени оказался проявлением свободной воли избирателей на состязательных выборах. И при особом желании от нацистской партии умный немец мог дистанцироваться, спрятавшись за ширму лояльного молчания в своей социальной или профессиональной группе. Так, например, поступали некоторые офицеры Вермахта, критиковавшие в узком кругу единомышленников нацистскую политику, и пытавшиеся с 1938 года несколько раз убить фюрера.
От большевизма дистанцироваться было невозможно.
Ленин отнял у людей свободу слова, а Сталин — свободу молчания, которое расценивалось властью как скрытое неодобрение политики ВКП(б). С человека не просто снимали последние штаны. В частушках пели: «Брюхо голо, лапти в клетку — выполняем пятилетку!» «Широка страна моя родная, много тюрем в ней и лагерей, я другой такой страны не знаю, где б так сильно мучили людей». По докладам органов госбезопасности, авторы подпольных листовок расшифровывали аббревиатуру ВКП(б) как «Всероссийское Крепостное Право большевиков». Власть требовала, чтобы последние штаны человек снимал с себя самостоятельно — и непременно с восторгом и энтузиазмом. Отсутствие восторга и энтузиазма вызывали подозрение.
Личное и общественное поведение в СССР в значительной степени определялось влиянием верообразных мифов и обязательных фикций, возникших в результате воздействия огромного пропагандистского аппарата. Причем вера населения в очередной кремлёвский миф отличалась от примирения с фикцией — в этом случае лицемерное единодушие обуславливал не самообман, а страх перед репрессиями за выражение несогласия. Сталин призывал советских людей на «трудовую вахту», «в ряды борцов за выполнение плана», на «ликвидацию прорывов», к «большевистской бдительности», к «отпору вражеским выпадам и вылазкам». Советский человек учился «разоблачать замаскировавшихся врагов», «наймитов империалистических разведок», «взволнованно» одобрять «мудрые решения партии и правительства» и «героически жертвовать собой». Массовое принуждение населения ко лжи и лицемерию превратилось в один из самых эффективных инструментов сталинского управления.
Среди наиболее популярных сталинских идеологем — мифы о построении социализма, «самой передовой стране в мире», «враждебном окружении», «непрерывном обострении классовой борьбы», «общенародной собственности», фикции «морально-политического единства», «счастливой и зажиточной колхозной жизни», «всенародной любви к органам госбезопасности». Власть в СССР последовательно расширяла рамки несвободы, требуя отказа от всякого самостоятельного мышления, в первую очередь критического. Тем более резкой выглядела реакция после знакомства с реалиями «капиталистического» государства на примере нацистской Германии.
Граждане СССР, оказавшиеся в Третьем Рейхе в 1941–1944 годах в качестве беженцев и частных лиц, видели гораздо лучшие условия жизни рядовых немцев, по сравнению с советскими трудящимися, другое человеческое поведение и высокую степень социальной солидарности, взаимопомощи, более качественную организацию быта военного времени, и — более высокую степень частной свободы, по сравнению с реалиями сталинского общества. В Германии пространство личной жизни, в которую государство не вмешивалось, с точки зрения советских беженцев оказалось достаточно широким, несмотря на все особенности национал-социалистического режима, включая пропаганду и Гестапо. За предвоенные годы нацистам не хватило времени для того, чтобы осуществить полную социальную унификацию с целью создания нового человека. Они не запрещали частную инициативу и не разрушали институт собственности, не ликвидировали старую консервативную элиту и традиционную семью, резко ограничили в правах Церковь, но не лишили её влияния, и тем более — не подвергали немецкое духовенство тотальному физическому уничтожению. В итоге контроль со стороны партии имел очевидные изъяны — так полагали некоторые граждане СССР, сравнивавшие «социализмы» Сталина и Гитлера.
Все свои главные преступления, связанные, в первую очередь, с истреблением людей по расово-национальному признаку, нацисты совершили после начала Второй мировой войны. При этом общее число жертв на оккупированных территориях СССР в 1941–1944 годах, в первую очередь в результате нацистского террора, по оценкам демографов превысило 4 млн. человек. В результате же политики Сталина за предвоенное десятилетие, с 1930-го по 1940-й год в СССР погибли более 8,5 млн человек: более 760 тыс. расстреляны за «контрреволюционные преступления», около 1 млн раскулаченных умерли на этапах раскулачивания и в спецпоселках, около 500 тыс. заключенных погибли в ГУЛАГе и 6,5 млн — умерли в результате Голодомора 1933 года. Основная часть этих жертв (около 7 млн человек) приходится на период 1930–1933 годов. Таким образом, нацисты преимущественно уничтожали чужие народы, большевики — свой собственный.

80 лет назад в Ленинграде по обвинению в шпионаже были расстреляны 12 востоковедов.

«Позвонили с парадной, оказалось — НКВД». 80 лет назад в Ленинграде по обвинению в шпионаже были расстреляны 12 востоковедов. В чем обвинил их НКВД и каковы последствия произошедшего по мнению современных исследователей, разбиралась «Газета.Ru».
https://www.gazeta.ru/science/2017/11/24_a_11001320.shtml

Глава Верховного Суда РФ в Советском Союзе приговаривал диссидентов — Sputnik & Pogrom

МК уличил главу Верховного Суда в причастности к советским репрессиям, а потом заметку удалили.

Чудесный эпизод из нашей общей истории, которую нельзя очернять, вскрылся после обыска у активистки «Открытой России» Зои Световой — «Мемориал» под это дело опубликовал протоколы советских ещё обысков у её отца Феликса Светова. Феликс Светов был арестован в 1985-м, а в 1986-м получил пять лет ссылки. За «клеветнические тексты» — клеветнически утверждал, что советская власть не соблюдает социалистическую законность и «бросает в тюрьмы невинных людей». Но это ладно, обычная советская история (времена были уже гуманные, Перестройка, всего-то сослали за статью — а вот товарищ Ленин мог бы и бритвой по глазам полоснуть). Интереснее другое: а кто тогда выносил диссиденту Феликсу Светову приговор?

А выносил его судья Лебедев, теперь председатель Верховного Суда РФ.

Да, вы всё правильно поняли. Высшей судебной инстанцией в Российской Федерации в 2017 году руководит чувак, который в Перестройку сажал диссидентов за клевету на советскую власть.

Надо объяснять, что такое Верховный Суд и какая это сила? Американцы, допустим, судей ВС знают по именам — суд поделен между консерваторами и либералами, за каждое назначение там идёт жесточайшая рубка. Когда Обама не смог поставить своего левого судью на место умершего правого судьи Скалиа, консервативная половина страны чуть ли не на улицах праздновала (а потом Трамп предложил кандидатуру фанатика Конституции Нила Горсача, который в юности увлекался фашизмом, и стало совсем хорошо).

Краткая биография судьи Лебедева: с 1960-го по 1969-й — слесарь Московского завода железных труб, боксёр-любитель, после окончания вечернего отделения юрфака — судья на разных должностях в Москве и Ленинграде, глава ВС РСФСР, потом глава ВС РФ. Чем прославился: ездил на конференцию «Роль юридической профессии в развитии регулирования частно-государственного партнёрства» в город Хо на границе Ганы и Того и попал там в автокатастрофу (не спрашивайте). Какие у судьи Лебедева взгляды на политику, общество и право? Ладно, более лёгкий вопрос: как его зовут?

Собственно, когда мы говорим, что советская власть живее всех живых, это не шутка и не метафора — Маркс с Энгельсом пошли в утиль, а люди те же самые. В буквальном смысле те же: дочь диссидента будет закрывать человек, который когда-то приговорил её отца. Судебная система же как устроена — присудили тебе где-нибудь в Верхней Пышме реальный срок по 282-й за репост, ты идёшь подавать апелляцию в ВС, уверенный, что уж в высшей-то судебной инстанции такого абсурда быть не может. А там уже сидит бывший слесарь завода железных труб: «На советскую власть клеветали? На родную партию? Стыдно, товарищ. Я таких ещё при Брежневе закрывал. Не додавили мы вас, не додавили…». И мы вас, да.

Причём знать об этом не полагается: большая часть советских архивов закрыта и останется закрытой. А если что-нибудь всплывёт, можно и заметку в крупной газете потереть. К счастью, кроме газет есть ещё кэш Гугла.

Глава Верховного Суда РФ в Советском Союзе приговаривал диссидентов — Sputnik & Pogrom

Татьяна Шабаева: Жертвы богу примирения



Уже ясно, что в деле томского крестьянина Степана Карагодина, чей правнук Денис установил всех причастных к казни деда (посмертно реабилитированного), никакого примирения не случилось.

Одна группа комментаторов пребывает в упоении: герой-одиночка! как хорошо, что такие люди есть в стране! «блестящий сюжет для блокбастера!» («Ведомости», «Коммерсант».)

Другая группа (ее выразителем выступает Дмитрий Ольшанский) набирает в рот слюны, чтобы как следует плюнуть в карагодинского правнука, не желающего прощать энкавэдэшников.

Какое уж тут примирение.

Да и рассчитывал ли на него Денис Карагодин, пафосно «протягивающий руку примирения» внучке «палача Зырянова», которая попросила у него прощения? Я все-таки думаю, что да. Наши люди наивны, а стиль письма Карагодина не только ходульно-пафосный, но и выспренно-искренний. Такой уж стиль.

Ну и, кроме того, Карагодин не только установил всю цепочку убийц (ныне покойных), но и намерен привлечь их к уголовной ответственности — мол, у него уже сценарий разработан — и это дополнительно восхищает либеральные СМИ.

Я бы предпочла, чтобы он этого не делал. Будучи сама из семьи раскулаченных и несправедливо обиженных, я не то чтобы «всех простила», но не считала обязательным ворошить прошлое. Не было у меня «горячей памяти». И если бы Карагодин просто появился на медийном небосклоне как герой ток-шоу, помелькал и пошумел, я бы, пожалуй, предпочла его и всю его борьбу не заметить.

Но началось нечто гораздо более скверное...
Collapse )
сибирские казаки, Томск, городовые казаки

S&P: Все, что надо знать о "сталинской индустриализации"

Оригинал взят у oboguev в S&P: Все, что надо знать о "сталинской индустриализации"
Не пускаясь в описывание подробностей "сталинской индустриализации", можно выделить главные её особенности, которые замалчиваются почитателями Сталина и коммунистов.

В реальности «индустриализация» была вот чем:

1. Социальный слой дореволюционной технической интеллигенции (в первую очередь инженеров) уничтожается как класс, используются все методы, от физического уничтожения до запрета детям «бывших» на получение высшего образования (впоследствии КНДР трансформирует эту практику в систему «сонбун», действующую до сих пор). Причина репрессий проста — человек с высшим образованием, полученным в Первом мире, имманентно враждебен советской власти. Вместе со «старыми» инженерами уничтожаются или деклассируются высококвалифицированные рабочие, имевшие наглость жить при «царских угнетателях» в трехкомнатных квартирах с личной прислугой. Интеллектуально-технический слой, обеспечивавший функционирование и развитие промышленности в Российской Империи, перестает существовать как общественное явление, на смену «старым спецам» приходят «советские специалисты», которых в первые годы советской власти зачастую принимали в ВУЗы даже без справки об окончании средней школы, заодно отменив все экзамены как «антинародные». Социально-интеллектуальная база для самостоятельной индустриализации разрушена.

2. В деревне вводится новое крепостное право, в десятки раз более жестокое, чем при «кровавом царизме»: например, крепостной при царе, отработав барщину или выплатив барину оброк, мог оставшееся время работать на себя. У советских крепостных такого права нет, более того, вводится специальная рабская валюта для крепостных из русской деревни — «трудодни», которые произвольно начисляются и произвольно оплачиваются (нет, «трудодень» не равен одному дню труда, руководители колхозов могли получать по 600–800 трудодней в год, тогда как сельская учительница — 150–200). Курс обналичивания «трудодней» реальным зерном и реальными деньгами — на усмотрение местных властей. Само собой, что это приводит к жесточайшей эксплуатации крестьянства и массовому голоду. Даже попытки сбора догнивающих остатков урожая караются по всей строгости советского УК («Закон о трех колосках»).

3. Все это усугубляется сверхвывозом зерна из деревни для продажи на экспорт, плюс созданием искусственных «ценовых ножниц» между городом и деревней (грубо говоря, цены на промышленные товары искусственно завышаются, цены на сельхозпродукцию — занижаются, в итоге, получив за свое зерно три копейки, крестьянин тратит их на сверхдорогие ножницы, бумагу, одежду и другие предметы первой необходимости). Полученные в результате ограбления деревни средства аккумулируются «родной советской властью».

4. В городе, впрочем, тоже не сахар: у рабочих промышленных предприятий постоянно увеличивается трудовая неделя и уменьшается зарплата (указами сталинского СНК рабочий день был повышен с 8 до 14 часов), с падением дисциплины на производстве (кто хочет работать бесплатно?) борются ужесточением наказаний, прогулы и опоздания становятся административными преступлениями, переход с завода на завод по желанию рабочего — невозможным. Усугубляется ситуация чудовищными бытовыми условиями: жилой фонд, водопровод и канализация старых русских городов не рассчитан на взрывной рост населения, «новые горожане» в лучшем случае живут в бараках и коммуналках, в худшем — в банях и подсобных помещениях, местами обеспеченность жилплощадью достигает 1 кв. м на человека. В советских городах (особенно новых индустриальных центрах) царит чудовищная антисанитария: проблемы с питьевой водой, проблемы с вывозом отходов, на очищение ям общественных туалетов выделяются минимальные силы и средства.








5. На отобранные у русских рабочих и крестьян средства (сопротивляющуюся часть которого объявляют «кулаками» и массово высылают в северные районы, всего переселяют не менее 4 000 000 человек, большая часть которых гибнет в процессе, кампанию по переселению «кулачества» можно сравнить с послевоенным изгнанием немцев из Польши и Чехословакии) советская власть нанимает американское бюро Альберта Кана и другие американские фирмы, специализирующиеся на массовом типовом строительстве производственных мощностей. Воспитанные советской властью инженеры в процессе создания целых отраслей с нуля находятся в лучшем случае на подхвате (те же сотрудники Кана в Москве вспоминали, что через их бюро проходили сотни советских недоучек, с трудом понимавшие, что вообще происходит). Тяжелую строительную технику, применявшуюся американцами при строительстве заводов в США, заменяет «бесплатный» труд заключенных ГУЛАГа (само слово «зэк» произошло от «заключенный каналоармеец» — так называли узников, строивших Беломорканал, впоследствии аббревиатура з/к стала применяться ко всем узникам ГУЛАГа). Русских узников используют как расходуемый ресурс типа угля или нефти, вопрос о цене человеческой жизни вообще не поднимается, репрессии из механизма политического подавления превращаются также в механизм обеспечения советской власти дармовыми рабочими руками.

6. Похоронив в могилах-аммональниках (названы так из-за необходимости взрывать вечную мерзлоту аммоналом, ломы и лопаты промерзшую землю советского Севера не брали) «заключенных каналоармейцев» и аккуратно списав миллионы умерших от рукотворного голода крестьян (перепись населения 1937 года была объявлена вредительской — переписчики недосчитались миллионов человек, которые должны были быть исходя из темпов рождаемости — результаты переписи засекретили, руководителей — посадили и расстреляли, новая перепись была проведена лишь в 1939 году, с «правильными», советскими результатами. Кстати, именно по повторной, «на бис», переписи 1939 года и считаются русские потери во Второй мировой войне), проведенную «индустриализацию» объявили результатом небывалого трудового подвига советского народа, который, насмотревшись плакатов с Джугашвили, с разрушенной инженерной школой, «как-то вот сам собой» построил с нуля огромные производственные комплексы в самых отдаленных районах СССР.








7. И вот спустя 70 с лишним лет выросшие на советских учебниках люди («потерь нет», «коммуноинтеграция», «кто не скачет, тот троцкист») всерьез обсуждают, как так «сама собой» получилась волшебная «индустриализация» и как бы нам ее повторить.

Константин Крылов о комсомоле и комсомольцах

Константин Крылов о комсомоле и комсомольцах:

"Ленинский комсомол создавался КАК ОДИН ИЗ МЕХАНИЗМОВ УНИЧТОЖЕНИЯ РУССКОГО ОБЩЕСТВА — не единственным, даже не первым, но одним из важных. Таковым он и остался до конца, в полной мере выполнив свою задачу. И теперь тем, кто пытается восстанавливать русское гражданское общество, приходится иметь дело с искалеченными людьми. У которых отбиты, как почки, базовые социальные инстинкты.

Комсомол успешно прививал людям отвращение ко всем формам общественной жизни.

Сейчас многие недоумевают — зачем, для чего нужны были все эти отвратительные, унылые и пустые комсомольские ритуалы? Зачем заставляли сидеть на собраниях, вести какую-то невыразимо гнусную «общественную работу», и так далее? Людям невдомёк, что целью было как раз привитие СТОЙКОГО ОТВРАЩЕНИЯ от любой общественной работы, от коллективизма, от собраний. Людей сознательно отваживали от всего этого, прививая ненависть даже к этим словам — «собрание», «общественная работа», «политика». Всё это и должно было быть гнусным и унылым, в этом и состояла цель — выработать устойчивую аллергию на такие вещи. Человек, прошедший комсомол, начинает инстинктивно избегать любых собраний, любых общественных поручений, любых знамён и вообще всего, что связано с общественной жизнью.

Чего советская власть и хотела. Чтобы все сидели дома и никогда-никогда не собирались за иными целями, кроме как сожрать салатик под водочку...
Комсомольцы, пройдя через комсомольский ад, учились некоторым базовым вещам, связанным с управлением людьми. Но одновременно им инсталлировался специфический комсомольский цинизм — ведущий начало со времён комсы. В этой структуре просто невозможно было работать, не презирая при этом товарищей, сверстников, старших, и народ вообще. Это отражалось даже на лицах. Известное дело — человек, пошедший «туда», через некоторое время приобретал характерную комсомольскую физиономию, удивительно полно описываемую выражением «морда просит кирпича». Нынешние олигархи, эффективные менеджеры, чиновники верхнего уровня, и прочие плодожорки были выкормлены именно комсомолом — достаточно посмотреть на их заполированные наглостью торцы.

Кстати сказать: этих людей совершенно напрасно обвиняют в «предательстве». Не то чтобы они его не совершали — но ведь организация, в которой они состояли, и была создана как организация предателей. Первые комсомольцы швыряли на пол крестики, а последние жгли перед камерой партбилеты — но ведь это один и тот же жест.

КРОТ ИСТОРИИ ПОЦЕЛОВАЛ СЕБЯ В ЖОПУ"